Глава первая, вступительная

Концепция конкурентности

Лично я придерживаюсь той точки зрения, что концепция КОНКУРЕНЦИИ (по идеологии так называемых «рыночников), и иначе конкурентная борьба – есть вялотекущий маразм, (шизофреническая болезнь), и им охвачено, увы, подавляющее большинство населения в большинстве стран мира.

Принять эту мысль сразу тяжело, уж больно она не «вписывается» ни в одну теорию, будь то экономическая, будь то политическая, но я надеюсь, что прочитав эту книгу, вы сделаете другие выводы.

Начнём с малого – с семьи. Положа руку на сердце, можете ли вы представить, чтобы в семье возобладали «рыночные» отношения между мужем, женой и детьми? К примеру, жена конкурирует с мужем за право… «воспитывать детей», а дети конкурируют с родителями за право готовить обед, ходить в магазин, выносить мусор? Нет, представить это можно, более того, в некоторых «странных» семьях такие факты ИМЕЮТ МЕСТО БЫТЬ, как говорится, и «борьбой» за обладание разных прав и борьбой за уклонение от разного рода обязанностей жизнь таких семей переполнена. Но имеет ли право такая семья считаться нормальной, а не подверженной вирусу всё той же шизофрении?

Ведь в нормальной семьи РАВНОМЕРНО распределены права и обязанности (в идеале), когда муж выполняет тяжёлую работу, жена заботится об «очаге», оба супруга принимают посильное участие в воспитании детей, а дети, подрастая, постепенно берут на себя некоторые семейные права и некоторые обязанности. Т. е. в нормальной семье царит скорее МИР И СОГЛАСИЕ, выработанное мудростью ВСЕХ сторон (прежде всего старших, как более опытных, а по мере роста – и детей), когда права и обязанности, если и не подразумеваются культурой супругов, то хотя бы вырабатываются в «переговорном процессе» между ними. И, самое главное, затем выдерживаются. И главное в такой семье не конкуренция между собой, а ВЗАИМОПОМОЩЬ друг другу.

Т. е. мысль моя такова: в нормальной семье НЕТ никакой конкуренции между людьми. Есть – это самое важное:
а) чёткое и всеми понимаемое распределение прав и обязанностей.
б) а из вышеприведённого вытекает всемерная взаимопомощь (а как без неё? – пропадёшь!) друг другу.

Переходя на общественно-государственную структуру повыше, скажем, несколько домов в деревне или дом в городе – немедленно приходят в действие силы, которые прямо-таки ЗАПРЕЩАЮТ людям вырабатывать и следовать в жизни «семейным» нормальным принципам. Причины эти чисто психические.

Допустим, сосед не доверяет почему-то соседу. Вот своей жене доверяет, а соседу – нет. Объяснить это можно всего лишь одним: в голове человека сидит какой-то малообъяснимый для него самого условный рефлекс, либо, очень редко, осмысленная разумом констатация, что с соседом его мало что связывает помимо недалёкого дистанционного нахождения. Задай же такому человеку вопрос, а что его связывает с женой, помимо более близкого нахождения, и почему жене, собственно, он доверяет больше, чем соседу, то это может вызвать, если не ступор, то крайнее недопонимание. Хотя объяснить и в этом случае, почему так – вот так сразу и невозможно. Снова психика. Снова неуловимый барьер, который почему-то в одном месте мгновенно «возводится», а в другом месте – мгновенно «отсутствует».

Недоверие, или если копнуть глубже, осознание, что сосед в некоторых моментах может повести себя не так, как кажется человеку – тоже ничего не объясняет. Жена – точно такой же в некоторых моментах непредсказуемый «сосед», как и реальный сосед. Однако, разница между женой и соседом, тем не менее, реально ощутима. Парадокс?

Ну соседские отношения ещё куда ни шло! А вот взять отношения между людьми, вообще друг с другом незнакомыми и видящими друг друга (хорошо, если видящими) в первый раз (или один видит другого в телевизоре), так уровень недоверия, иначе возникновения невидимого психического барьера, мгновенно вырастает до высот безоблачных. Однако и в этих случаях всё не так просто: к некоторым мы опять же почему-то испытываем доверие, а к некоторым – нет. Снова любезная нам психика.

Таким образом, концепция существования конкуренции между людьми сводится в своей простоте к сложнейшим ареалам психик каждого из людей. Причём, определяется эта концепция, если пройти по глуби истории, как оказывается, не только психикой, а ещё и бытом. Ведь трудно представить первобытнообщинное племя, выживающее в трудной среде, но, тем не менее, не доверяющее друг другу в вопросах жизненно важных для выживания всех. Снова пласт психики, диктующий одну манеру поведения.

А ещё концепция конкуренции между людьми завязана на бытующее (возникшее как, развивавшееся с помощью кого?) мнение, что так было всегда. А раз так было всегда и со всеми, то нет никакого резона, причины или даже допущения, что это может быть добровольно либо изменено, либо хотя бы переосмыслено в другом ключе.

Данной книгой я попытаюсь разрушить это самое «непоколебимое» общепризнанное мнение о том, что конкуренция – есть та база жизнеустройства, присущая человеку нынешнему как закон Ома присущ физической среде Земли.

Вторая глава, философская